Каталог оборудования для флексографской и цифровой печати
► Настоящие «рабочие лошадки», флексографские печатные машины Mark Andy.
Сортировка по:
Каталог товаров  /  Печатные машины  /  MARK ANDY - ОТЗЫВЫ ТИПОГРАФИЙ  /  ► Настоящие «рабочие лошадки», флексографские печатные машины Mark Andy.

Настоящие «рабочие лошадки», флексографские печатные машины Mark Andy.

Типография СТРЕЛЕЦСегодня трудно поверить, но еще 15 лет назад опубликовать статью об отечественном предприятии, печатающем этикетки или упаковку, было практически невозможно. Типографии неохотно шли на контакт, если речь заходила о посещении их производства. Но в марте 2003 г. дело сдвинулось с мертвой точки, и журнал «Флексо Плюс» получил первое приглашение от предприятия, решившего открыто рассказать о своей работе. Это была расположенная в подмосковном Подольске типография «Бизнес-группы «Стрелец», работающая под торговой маркой «БГС Принт». Тогда у нее была всего одна печатная машина — флексографская четырехкрасочная Flexorama 250 бразильского производства, известная своей невысокой ценой. Цели у начинающей типографии в то время тоже были скромные — занять свою нишу в среднем сегменте. И вот спустя достаточно серьезный срок — 12,5 лет — мы снова встретились с генеральным директором «БГС Принт» Алексеем Харкевичем и расспросили его, чем сегодня живет типография, чего удалось достичь за эти годы.

— Текущие объемы выпуска продукции позволяют с уверенностью сказать, что мы заняли свою нишу, и теперь перед нами стоят другие задачи — организация производства, контроль качества и удовлетворение потребностей клиентов на новом уровне. Мы выросли сами, выросли и наши заказчики, им нужно получить не просто этикетку, а еще определенный уровень сервиса, гарантий, и мы над этим работаем.

Типография СТРЕЛЕЦНачинали мы, как вы знаете, с машины Flexorama, из которой мы выжали все, что могли. Она сослужила хорошую службу, хотя и в то время ее нельзя было отнести к современной технике. Сейчас наш парк оборудования включает три флексографские узкорулонные машины: две настоящие «рабочие лошадки» — Mark Andy LP 3000, а также приобретенная год назад Combat MX2 — на замену еще одной машины Mark Andy — Scout, которую мы недавно отправили в Казань, где открыли вместе с партнерами новую площадку. Рассчитываем, что такая экспансия в регионы принесет хорошие результаты.

Как и 12 лет назад, 99% нашей продукции — самоклеящаяся этикетка в рулонах. Совсем недавно к ней добавилась листовая продукция: появилось несколько клиентов, выпускающих книги с вкладышами-наклейками в листах. Так как клиент серьезный и объемы достаточно большие, а устройство резки на флексографской машине замедляет работу, то мы решили приобрести отдельную листорезку.

Изменился ли состав ваших заказчиков? География поставок?

— Первыми нашими клиентами были местные хлебокомбинаты, для которых мы печатали довольно простую этикетку. Сейчас мы производим полный спектр самоклеящихся этикеток практически для всех отраслей, начиная от хлеба, бакалеи и заканчивая бытовой химией, напитками и водкой.

Типография СТРЕЛЕЦГеография поставок теперь самая широкая: логистика в современной России организована достаточно хорошо. Конечно, доставка готовой продукции в отдаленные регионы — это дополнительные издержки, но здесь вопрос в конкурентоспособности по цене. Доставка нашей продукции в регион займет примерно столько же времени, сколько локальная типография будет ждать материал для тиража, поэтому по срокам мы не проигрываем. Могут быть проблемы со согласованием заказа, в чем у местных типографий несомненное преимущество, мы это понимаем, но тем не менее работаем с Владивостоком так же, как, скажем, с родным Подольском.

И ассортимент продукции расширился?

— Мы не занимаемся так называемыми специальными видами этикеток, как, например, многослойные или термоусадочные, эти ниши не кажутся нам достаточно большими, чтобы пытаться в них войти. Мы стабильно работаем на сформировавшемся рынке, он конкурентный, он понятен, и он достаточно профессионален. Прочно заняли нишу самоклейки, работаем в ней и сосредоточились над ее расширением.

— Ощущаете ли вы ценовое давление, на которое в последнее время очень многие жалуются?

— На самом деле эта тенденция как была 10 лет назад, так и осталась. Ценовое давление было всегда. Но если 10 лет назад рынок был маленький и рос по 10–20% в год, поэтому всем находилось место, то сейчас рынок перестал расти, и типографии, которые были «заточены» на валовое производство и имели стратегию работы на растущем рынке, теперь вынуждены жестко меняться, а это всегда тяжело, потому что это другая экономика. На растущем рынке было много начинающих, которые могли привлечь клиента только низкой ценой, и рынку приходилось под них подстраиваться, поэтому я не могу сказать, что сейчас кто-то целенаправленно опускает цены. Есть уровень рентабельности, за который нельзя перешагнуть: на каком-то этапе сделаешь кому-то уступку в цене, но потом не сможешь так работать со всеми. И всегда кто-то будет выходить на рынок с каким-то новым материалом, продуктом и «давить» цены, — это нормально, к этому просто надо быть готовым.

Типография СТРЕЛЕЦ— Видите ли вы признаки импортозамещения, о котором сегодня так много говорят? В производстве пищевых продуктов, например?

— Нисколько. Напротив, поставщики самоклеящихся материалов фиксируют снижение поставок: такого не было даже в кризис 2008–2009 гг. — тогда рынок этикетки продолжал расти. По статистике, розничное потребление в России в этом году упало на 10%, а вся наша продукция, вся самоклеящаяся этикетка, включая термочеки, — идет в розничную торговлю.

Тем не менее, мы работаем 24 часа 7 дней в неделю, но загрузка при этом неполная, примерно 80%, что неплохо по нынешним временам. Есть некая настороженность по поводу завтрашнего дня, но сегодня загрузка нормальная. Однако по объективным показателям общего спада производства и тому, что люди теряют в зарплатах, понятно, что это скажется на рынке. Другой вопрос, как это скажется на нас. Все зависит от умения работать в непростых условиях, но опыт последних 15 лет показывает, что у нас такое умение есть.

— Тиражи этикеток упали за последние годы?

— Это заговор цифровиков, пытающихся убедить всех в необходимости цифровой печати (смеется). Россия же — страна монополистов, и тиражи у нас не падают. Все зависит от конкретного предприятия. К примеру, как Останкинский мясокомбинат может сократить тиражи? Как они продавали 500 тыс. т продукции, так они их и продают. И все эти сказки, что кто-то будет сокращать тиражи, не имеют реальной основы. У такого предприятия, предположим, 800 позиций. С какой скоростью они должны менять дизайн, чтобы уменьшить тиражи? У нас нарезные батоны каждый день отгружаются тоннами. Это не Европа, где на каждого покупателя приходится гораздо больше производителей, а в России нет столь большого количества малых предприятий. Понятно, почему в Европе бум цифровых машин, но мы не Европа и в ближайшие 10 лет ею не станем.

— У вас две флексомашины Mark Andy LP 3000, а последнюю вы купили у Gidue (теперь Bobst Firenze). Почему?

— Мы покупали ее на замену нашей старой Mark Andy Scout — это простая машина, отделочных секций немного. Анализ рынка на момент покупки показал, что лучшее предложение подобного класса — Combat MX2. Машина простая, как конструктор, 8 красок, холодное тиснение, делам/релам, но наши потребности по замене Scout удовлетворяет полностью. На этот раз мы не шли вперед за технологиями, просто покупали машину, чтобы заменить Scout. Она печатает хорошую качественную обыкновенную этикетку.

Для выпуска сложной и ответственной продукции самого высокого качества, когда надо что-то комбинировать, переставлять секции тиснения, печатать трафаретом, у нас есть две LP 3000 — универсальные машины, 10- и 8-красочная. Они надежные, заменяют друг друга, для них есть две секции ротационной трафаретной печати. При необходимости более сложной отделки у нас есть трафаретная машина оффлайн.

— А есть уже планы на будущее? Присмотрели что-нибудь на Labelexpo 2015?

— Каких-то новых направлений развития пока не видно. Можно много интересного услышать на различных семинарах, но реальных объемов производства для новых видов продукции пока нет, это нишевые вещи.

Последняя выставка Labelexpo в Брюсселе мне показалась скучной. Складывается впечатление, что остыл интерес к обычной флексографии. Повсюду стояли гибридные машины с цифровым модулем посередине, но нам это пока неинтересно. Такая этикетка будет дешевле? Нет, говорят мне, но тиражи будут короче. ОК, это у вас в Европе будут, а у нас нет. Европа пошла по пути в «цифру», и я этому верю, там куча маленьких магазинчиков, ассортимент продукции широчайший, огромное количество мелких производителей, например, сыров в Голландии. Но возвращаешься домой, и тебе говорят, что надо напечатать 200 км, и куда тут с цифровой машиной? Возможно, что-то изменится в будущем. Листовая «цифра» давно и хорошо представлена, но при этом и обычный офсет все равно живет. Я согласен, есть ниши, где «цифра» нужна, когда вы хотите получить конкурентное преимущество, предлагая и цифровую, и флексографскую печать в одном флаконе, и если вы готовы потратить миллион долларов — оно у вас. Но мы тоже можем что-нибудь придумать — поставить секцию глубокой печати, например, и это тоже будет конкурентным преимуществом. Так что вопрос, как потратить миллион долларов, каждый решает по-своему.

Но развивать производство продолжаем. Нужна система автоматизации управления производством, но, к сожалению, для малых предприятий в нашей стране нет готовых решений, таких, чтобы были адекватными по цене и содержали все необходимые функции. Видимо, разработчикам подобных систем не очень интересны такие, как мы. А жаль.